Контакты | О проекте | Реклама | Вакансии | Подписка на журналы
Вход
18+

Борис Проскурнин: «Иностранные языки нужно изучать в молодом возрасте»

Борис Проскурнин: «Иностранные языки нужно изучать в молодом возрасте»

Доктор филологических наук, Борис Михайлович Проскурнин, с 2003 года и по сей день является деканом факультета современных иностранных языков и литератур Пермского государственного национального исследовательского университета. В нашей беседе ученый, педагог и руководитель в одном лице рассуждает о месте иностранного языка в системе знаний, выражает свое мнение о форме и содержании ЕГЭ по иностранному языку.

Из истории вопроса

– Мы были одними из первых в городе, кто стал принимать абитуриентов только по результатам ЕГЭ, без дополнительного экзамена. Это был, если не ошибаюсь, 2007 год. Тогда еще существовала, так называемая, устная часть экзамена по иностранному языку, или «говорение». И почти у всех, кто принимал тогда экзамен у ребят, сложилось твердое убеждение в том, что структура экзамена, которая была изначально предложена, необычайно эффективна. Это была проверка знаний человека в области владения иностранным языком сразу по нескольким аспектам, но что самое главное – проверка, осуществляемая не одним-двумя людьми, а сразу несколькими. Пять человек проверяли знания выпускника (абитуриента) по предмету и давали ему оценку. Это был очень объективный взгляд.

О том, что волнует

К сожалению, спустя некоторое время аспект «говорения» был изъят из экзамена, что, на мой взгляд, умаляет значение одной из главных целей изучения иностранного языка – устной коммуникации. Я понимаю, что здесь возникали в первую очередь технические сложности. Не все пункты приема экзаменов были готовы к тому, чтобы провести технически безупречно эту часть экзамена. Для «говорения» нужна была соответствующая хорошая техника, аудио-визуальные средства и так далее. Поэтому эту часть убрали, и мы сразу почувствовали, насколько уменьшает адекватность оценки знаний абитуриента отсутствие этого вида контроля знаний. Во-первых, отчасти снизился процент объективности – знания будущего студента проверяли уже 3-4 человека. Мы увидели, что изменилось «качество» абитуриента –

он стал более нацелен на письменные работы, связанные с иноязычием, а не на устную практику. В то время как в жизни ему гораздо чаще пригождается компетенции устной коммуникации. Понятно, что большая часть документов создается в письменном виде, но все-таки человек нацелен в первую очередь на то, чтобы свободно говорить на языке, общаться с носителями языка. Поэтому мы сожалеем о том, что эта часть ушла из экзамена, но это общенациональная ситуация и нам пришлось с ней согласиться. Когда я сказал о том, что знания абитуриента стали немного другими, это не означает того, что они стали много хуже. Те ребята, кто приходил к нам с высокими баллами, они и учились, и учатся хорошо.

О наших студентах

Специально ежегодно мы проводим некий мониторинг студентов первого курса – вот он поступил к нам с таким-то уровнем, такими-то баллами ЕГЭ, и давайте посмотрим, как он учился в течение первого года. Как правило, это абсолютное совпадение: кто учился хорошо в школе и имел высокие баллы по ЕГЭ, так же хорошо учился и в ВУЗе. Сейчас я выношу за скобки лиц, обучающихся по договору. Увы, у большинства из них нередко и уровень мотивации пониже, и качество (а то и элементарное количество!) знаний на входе не слишком высокое. Долгое время министерство разрешало нам устанавливать разные минимальные баллы для приема на обучение студентов на бюджетной основе и по договору. Проходные баллы договорников были, как правило, ниже. И поэтому среди них порой встречались «сложные» с точки зрения обучения иноязычию ребята. Однако к концу обучения, к четвертому-пятому курсу, они уже приближались по своему уровню к бюджетникам. Но было (и есть) среди них немало, увы, случайных для изучения иностранных языков людей. Были и те, кому казалось, что сдать ЕГЭ по иностранному языку совсем нетрудно и уж точно они преуспеют в обучении. Но мы таких студентов напрямую с результатами ЕГЭ и не связываем. Мы связываем с ЕГЭ успешных ребят. Тех, кто пришел к нам с высокими баллами, выше восьмидесяти. Они, как правило, учатся очень хорошо. А вот те, что имеют балл ниже, 40-50, не говоря уже о 30 баллах – это совсем другой разговор, и здесь у нас есть немало сложностей.

Первые выводы

Большая часть наших преподавателей считает, что та изначальная форма ЕГЭ по иностранному языку, которая была предложена, если не идеальна (ничего идеального нет), то, во всяком случае, весьма и весьма адекватна. Ведь там проверяется умение писать на иностранном языке, умение разбираться в текстах на иностранном языке, умение его слышать, слушать, пересказывать, давать оценку, умение написать письмо, то есть создать письменную коммуникативную ситуацию, и просто проверка грамматики – одним словом, очень много аспектов. А если добавить сюда, к сожалению, убранное «говорение», то появляется еще и аспект устной коммуникации. То есть сама структура и содержание экзамена очень хороши. Другое дело, как это организовать. С одной стороны – не везде есть необходимые технические возможности.

Организация пунктов приема ЕГЭ по иностранному языку требует весьма серьезных вложений. Аудитории должны быть правильно оснащены – хорошая звукоизоляция, идеальная тишина, отсутствие искажений звука и так далее. И второй важный момент – подготовка людей, которые а) организуют экзамен, б) его проводят и с) проверяют.

В комиссию по ЕГЭ входят и ВУЗовские преподаватели. И в этом есть хороший союз школьных учителей и преподавателей. Это как раз момент содружества, о необходимости которого мы так часто говорим.

Проблемные зоны

Безусловно, КИМы для экзаменов должны быть секретными, необходимо соблюдать такие условия, чтобы это было честно для всех. К сожалению, бывают моменты коррупционного характера, когда ответы становятся известны заранее. Вот если мы выйдем на высокий (а по сути, просто необходимый!) уровень организации и содержания ЕГЭ по иностранному языку –

никаких претензий к экзамену у нас не будет. Повторю еще раз – сама идея о пяти видах речевой деятельности, проверенных пятью лицами (это, как правило, разные люди) – это замечательная идея. Все бы экзамены так проходили – при объективном рассмотрении знаний выпускника (абитуриента) со всех сторон! Повторюсь: сам замысел очень хороший, и то качество, которое мы имели сначала – наполнение экзаменационных заданий в письменной и устной части, подборка текстов – все это было достаточно убедительно. А то, что мы получили на выходе – вот тут конечно возникает больше вопросов, чем при обсуждении первого варианта ЕГЭ по иностранному языку.

О престиже предмета

Еще два важных момента хотелось бы обозначить. Меня, как человека, имеющего определенное отношение к преподаванию иностранных языков, удивил минимальный балл, который был объявлен Министерством образования для уровня оценки «удовлетворительное владение иностранным языком» в этом году – 20 из 100! То есть, достаточно выполнить одну пятую часть заданий. Ни по одному предмету такого нет, и ни в одной стране такого нет! Я понимаю, в чем причина – нехватка учителей иностранного языка, ведь в некоторых школах он даже не изучается; и это большая проблема. Но с другой стороны, иностранный язык – экзамен необязательный, его можно и не выбирать. Хочу сказать, что для меня это был момент личной драмы, когда объявили, что достаточно двадцати баллов для оценки «удовлетворительно». Я недавно общался с абитуриенткой, пришедшей сдавать документы с двадцатью тремя баллами по немецкому языку. Она была крайне удивлена, что не может этого сделать, так как у нас минимальный балл для приема документов сорок. Она доказывала, что имеет «тройку» по стечению обстоятельств и что она очень хочет изучать иностранные языки. Мы посоветовали ей для начала позаниматься на курсах. Двадцать баллов – это удар по престижу предмета. Этого делать было просто нельзя. В результате в этом году, например, на иностранный язык записалось очень много народа, на английский язык только 1200 выпускников! И мы не очень-то сильно обрадовались этой цифре, потому что понимали, что большая часть абитуриентов – это те, кто решил, что 20 баллов достаточны для того, чтобы «в два прихлопа, в три притопа» освоить иностранные языки на уровне ЕГЭ, но никак не для жизни. В итоге ребят, которые по-настоящему ориентированы на предмет, не так уж и много. Думаю, это связано еще и с тем, что иногда молодым людям просто кажется, что они владеют основами языка. Но это только кажется. А стоит им оказаться в коммуникативной ситуации замкнутого характера (когда нет носителей родного языка) – и 20 баллов тут вряд ли помогут.

Двигаться вперед

Еще хочу упомянуть инициативу, касающуюся иностранного языка в нашем крае, с которой выступило было краевое министерство образования года два назад. В качестве пилотного проекта была задумка сделать ЕГЭ по иностранному языку обязательным. ВУЗовские преподаватели восприняли эту идею с большим энтузиазмом, но школьные учителя отнеслись настороженно. И это понятно –

речь идет о дополнительной нагрузке. Преподаватели высшей школы порадовались, так как хотят принимать на учебу людей, которые уже научены необходимым вещам, чтоб двигаться в учебе дальше. К сожалению, нередко мы встречаемся с ситуацией, когда нам приходится в первый год обучения в ВУЗе выполнять функцию учителей – делать то, что не было сделано в школе. А обязательность этого экзамена, конечно же, повышает ответственность учителя и ученика. Хотя, я прекрасно понимаю, что это достаточно смелое заявление и, к сожалению, оно пока не реализовано.

Завершая нашу беседу, Борис Михайлович выразил такую мысль: «Иностранные языки нужно изучать в молодом возрасте, когда мозг человека обладает большими резервами памяти». Поэтому хочется пожелать всем молодым людям, откладывающим словари в сторону, изменить свое отношение к изучению иностранных языков. И напомнить о том, что подобные знания всегда являлись и являются бесспорным признаком образованности.

Комментарии
Чтобы оставить свой комментарий, авторизуйтесь:
ВЫБРАТЬ СВОЙ
ОТДЫХ
КАТАЛОГ ЗАВЕДЕНИЙ
Свежий номер

ПОДПИСКА
Подпишитесь на журналы
ИД «Досуг» в формате PDF
Привет, Юнона